Белая горячка российских регионов: где и почему люди умирают от алкоголя

Несколько дней назад автор данной статьи шёл по коридору кардиологического отделения одной городской больницы в Санкт-Петербурге и стал случайным свидетелем интересного разговора по мобильному телефону. Человек в белом халате говорил следующие фразы:

«Ты самогон будешь? Я спрашиваю, самогон будешь, у меня он появился снова? (Фыркает) Спирт этиловый привезли, нафиг мне он нужен столько, тебе налить несколько бутылок? Да, хорошо, давай как всегда, подходи»

К сожалению, или, к счастью, автор прошёл дальше и уже не слышал окончания диалога. Между тем, в марте 2017 года Общественная палата Российской Федерации опубликовала новый рейтинг трезвости российских регионов. Данный рейтинг был составлен из нескольких показателей:

  1. Число умерших по причине отравления алкоголем;
  2. Численность больных с диагнозом алкоголизм;
  3. Число преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения;
  4. Количество проданной алкогольной продукции;
  5. Число выявленных правонарушений по незаконному обороту алкоголя;
  6. Количество часов запрета продажи алкоголя ежедневно.

В данном рейтинге топ-5 самых «пьяных» регионов – это Магаданская область, Чукотский автономный округ, Республика Коми, Амурская область и Пермский край. Самые «трезвые», что логично, это регионы с сильным доминированием мусульманского вероисповедания: Чечня, Ингушетия, Дагестан, Карачаево-Черкессия и Кабардино-Балкария.

В данном проекте мы составили интерактивную карту России, где показали, в каких регионах в 2015 году больше всего россиян умерло от отравления алкоголем. Наш список регионов-смертников несколько отличается от рейтинга Общественной палаты, хотя определённая связь видна невооружённым глазом. В лидеры нашего списка попали:

  1. Амурская область – 33 смерти на каждые 100 тысяч населения;
  2. Тульская область – 28,2 смерти на каждые 100 тысяч населения;
  3. Ярославская область – также около 28 смертей на каждые 100 тысяч населения;
  4. Республика Марий Эл и Архангельская область – около 26 смертей на каждые 100 тысяч населения регионов;

Явными «аутсайдерами» списка стали:

  1. Чеченская Республика, Сахалинская область и Астраханская область – 0 смертей.
  2. Ингушетия, Северная Осетия, Калмыкия и Дагестан – южные республики с показателем от 0.2 до 0.5;

Замыкают группу с показателями до 1 город Москва, где всего было зарегистрировано 74 смерти на 12 миллионов населения, и Ставропольский край.
Очевидно, что данный список подвержен влиянию специфики сбора статистических данных российскими службами статистики. Например, автор данной статьи совершенно не склонен верить показателям Чечни, Сахалина и Астрахани, где за весь 2015 год ни один человек смертельно не отравился алкоголем. Этому есть несколько причин:

Во-первых, как показывают сами базы данных Росстата, в российской врачебной статистике есть множество других способов зафиксировать смерть от алкоголя. Это и смерть в результате острой почечной недостаточности, неустановленных причин, самоубийство, отравление неустановленным веществом, цирроз печени, сердечно-сосудистая недостаточность и т.д.

Во-вторых, некоторые показатели уровня жизни в регионе могут быть подвержены манипуляциям в политических целях. Например, было бы странно, если бы в Чечне, лидер которой носит куртки с полумесяцем и собирает продавцов и покупателей нелегального алкоголя в 3 часа ночи у себя в приёмной, был бы зафиксирован хоть один случай смерти от алкоголя. Так, в прошлом году после ДТП на федеральной трассе «Кавказ» с 7 погибшими по вине пьяного водителя все продавцы алкоголя добровольно отказались продолжать свою деятельность. Хотя Рамзан Ахматович Кадыров заявил, что запрещать продавать алкоголь правительство Чечни даже и не собиралось.

Наконец, алкоголь, с медицинской точки зрения, может являться тем важным фактором, который приводит к смерти от других явлений. Исследователи из Московского НИИ психиатрии и Гродненского государственного университета выявили устойчивую и высокую корреляцию в показателях российской статистики между смертностью от отравления алкоголем и убийствами, самоубийствами, смертностью от сердечно-сосудистых и других заболеваний. Мы не будем углубляться медико-психиатрические особенности употребления алкоголя, однако статистическая связь между этими явлениями налицо.

Почему же в целом ряде российских регионов каждый год из 100 тысяч населения умирает как минимум до 33 человек от отравления алкоголем?

В российском общественном, политическом, академическом, медийном дискурсе крепко зафиксировался паттерн, что Россия – страна пьющая, алкоголизм – это плохо, поэтому нужно с ним бороться. Российская история знает множество примеров борьбы с алкоголизмом. Правительства разных российских государств пытались бороться с ним, зачастую действуя запретительными мерами. В наше время нет особых запретов, связанных с всеобщим запретом на употребление алкоголя. Тем не менее, правительство России вовсю пользуется косвенными мерами: увеличением акцизов, усложнением процедуры лицензирования, запретом на продажу алкоголя в определённое время и определённых местах и т.д. Однако собранная статистика показывает, что современное российское государство на самом деле не видит, от чего действительно россияне умирают в регионах. Мы исходим из того, что самым распространённым напитком среди алкоголиков является водка, так как она должна обладать оптимальным соотношением опьяняющей силы и цены за литр.  В списке регионов по продаже водки на душу населения Амурская область находится на 42 месте, Тульская на 56, Ярославская на 22, Республика Марий Эл на 21, а Архангельская область на 8 месте. Из этих данных мы видим, что официально проданная водка очень слабо влияет на уровень смертности от алкоголя. Здесь мы можем предположить, что на самом деле существенное влияние на смертность от алкоголя оказывает суррогатный, самодельный или нелегально проданный алкоголь. Проблема «серого» алкоголя в том, что его объёмы и качество практически невозможно отследить. Как отмечают чиновники Министерства промышленности и торговли РФ, при минимальной цене «официального» пол-литра водки в 190 рублей россиянин может приобрести спиртосодержащие жидкости по цене 50-70 рублей и бутылку «серой» водки за 100 рублей. Отсюда следует первая часть нашего ответа – излишне зарегулированная торговля алкоголем приводит к тому, что в части регионов суррогатный алкоголь и спиртосодержащие жидкости становятся наиболее оптимальным способом удовлетворения потребностей россиян, что не может не сказаться на качестве потребляемого алкоголя.

Одновременно с общефедеральными регулятивными правилами субъекты Российской Федерации могут свои собственные меры, ограничивающие продажу алкоголя. Например, несколько лет назад Тульская, Амурская, Ярославская области и Республика Марий Эл установили минимальный размер уставного капитала юридического лица для получения лицензии на продажу алкогольной продукции в размере 500 000 рублей. В Архангельской области нужно обладать уставным капиталом не менее 100 000 рублей, однако этот субъект федерации отличается первым в России «полусухим» законом. В 2012 году губернатор области запретил продажу алкогольсодержащих напитков с содержанием спирта от 0.5% до 9%, с 21:00 до 10:00 была запрещена продажа любого алкоголя.

Очевидно, что поддержки исполнения столь жестких мер требует большой способности региональной власти проводить политический курс. Чарльз Тилли, американский политолог, для анализа способности государств имплементировать политический курс разработал концепцию state capacity, состоятельности государства. Среди академических политологов до сих пор ведутся споры, как измерять данную характеристику, однако в этой статье мы возьмём рейтинг эффективности губернаторов, созданный Фондом развития гражданского общества. Данный рейтинг отличается тем, что он учитывает, как субъективное восприятие региональной администрации населением и успешность репрезентации в СМИ, так и экономические и социальные показатели. Согласно данному рейтингу, администрации выбранных нами регионов входят в последнюю, третью группу, по эффективности за исключением Тульской области, расположившейся на последнем, 50-51, месте второй группы. Амурская область расположилась на 57-61 позиции, Марий Эл и Архангельская область на 67-68. Губернатором-аутсайдером стал руководитель Ярославской области, он закрыл с конца список эффективности губернаторов.

Таким образом, на примере самых пьющих регионов России мы видим, как низкая эффективность региональной власти, строгие федеральные регуляции и неадекватные региональные меры по контролю алкогольного рынка приводят не просто к провалу намеченного политического курса, но и к смертельным социальным последствиям. Региональные власти, будто бы расписываясь под своей неэффективностью, поступают крайне прямолинейно – пытаются запретить то, что портит статистику их региону. Однако социальные процессы всегда найдут лазейку в любых государственных регулятивных мерах. Вероятно, это и стало одной из причин столь большой смертности от алкоголя в 2015 году. Одни регионы поняли свою ошибку и уже разработали меры по выведению из «серой» зоны алкогольной торговли, однако другие всё так же пытаются ужесточить регуляции. Кто прав? Покажет следующая статистика.

Автор

Кирилл Шамиев

kirillshamiev@gmail.com